31.05.2009 Об Иване Ильине и двух российских политиках

Член ЦК КПРФ Александр Фролов в своей традиционной колонке в газете «Советская Россия» кратко проанализировал сущность учения «фашизма с человеческим лицом» от философа-белоэмигранта Ивана Ильина, которого высоко ценит Владимир Путин. К сожалению, формат газеты, давно и активно поддерживающей КПРФ, не позволил тов. Фролову напомнить читателю, что поклонником И. Ильина является еще один крупный российский политический деятель…



А. Фролов совершенно справедливо пишет:

 

«Кто такой Иван Ильин, любимый мыслитель Путина, которого он часто цитирует? Обратимся к некоторым фактам его умственной биографии. 1933 год. Живя и работая в Берлине, Ильин приветствует приход Гитлера к власти и пишет в парижском белоэмигрантском издании: «Европа не понимает национал-социалистического движения. Не понимает и боится… Леворадикальные публицисты чуть ли не всех европейских наций пугают друг друга из-за угла национал-социализмом и создают настоящую перекличку ненависти и злобы... Нам, находящимся в самом котле событий, видящим все своими глазами, подверженным всем новым распоряжениям и законам, но сохраняющим духовное трезвение, становится нравственно невозможным молчать. Надо говорить; и говорить правду… Германский национал-социализм решительно не исчерпывается ограничением немецких евреев в правах. И мы будем обсуждать это движение по существу – и с русской национальной, и с общечеловеческой (и духовной, и политической) точки зрения… Мы советуем не верить пропаганде, трубящей о здешних «зверствах»…Что сделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе… Пока Муссолини ведет Италию, а Гитлер ведет Германию – европейской культуре дается отсрочка».

 

Далее Ильин излагает «общечеловеческую» точку зрения на сущность «нового духа» национал-социализма: «патриотизм, вера в самобытность германского народа и силу германского гения, чувство чести, готовность к жертвенному служению (фашистское «sacrificio»), дисциплина, социальная справедливость и внеклассовое, братски-всенародное единение… Словом – этот дух, роднящий немецкий национал-социализм с итальянским фашизмом. Однако не только с ним, а еще и с духом русского белого движения… Дело прежде всего в том, чтобы мы сами верно поняли, продумали и прочувствовали дух национал-социалистического движения. Несправедливое очернение и оклеветание его мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству… Разве не клеветали на белое движение? Разве не обвиняли его в «погромах»? Разве не клеветали на Муссолини? И что же, разве Врангель и Муссолини стали от этого меньше?»

 

Отмеченное Ильиным родство белогвардейщины с фашизмом и нацизмом следует подчеркнуть особо. Ведь никто его здесь за язык не тянул – это мнение лица, знающего оба вопроса изнутри. Но раз барон Врангель искренне и добровольно поставлен в один ряд с Муссолини и Гитлером, то, очевидно, из этого ряда нельзя исключать и Колчака, и Деникина, и Каппеля, и прочих белогвардейских атаманов. Правовые выводы отсюда очевидны. Так, в полном соответствии с обобщением Ильина, белые генералы Краснов и Шкуро за сотрудничество с гитлеровцами были казнены в 1947 году. Но суровые уроки истории нисколько не повлияли на «идеалы» Ильина. Пересидев в Швейцарии Вторую мировую войну и разгром фашизма, он по-прежнему убежден, что фашистская идея бессмертна, и в 1948 году пишет: «Фашизм есть явление сложное, многостороннее и, исторически говоря, далеко еще не изжитое… В оценке его нужны спокойствие и справедливость... Во время наступления левого хаоса и левого тоталитаризма – это было явлением здоровым, необходимым и неизбежным… Фашизм был, далее, прав, поскольку искал справедливых социально-политических реформ… Наконец, фашизм был прав, поскольку исходил из здорового национально-патриотического чувства, без которого ни один народ не может ни утвердить своего существования, ни создать свою культуру».

 

Однако, считает Ильин, наряду с этим фашизм совершил ряд ошибок, придавших его названию «ту одиозную окраску, которую не устают подчеркивать его враги… Поэтому для будущих социальных и политических движений подобного рода надо избирать другое наименование… Франко и Салазар поняли это и стараются избежать указанных ошибок. Они не называют своего режима «фашистским». Будем надеяться, что и русские патриоты продумают ошибки фашизма и национал-социализма до конца и не повторят их».

 

«Ошибки», из-за которых «культурно-политическая миссия» фашизма не удалась, суть, по Ильину, следующие. Безбожие, тоталитаризм (можно было ограничиться авторитарной диктатурой, чтобы искоренить коммунизм, а религии, печати, науке, искусству, хозяйству и некоммунистическим партиям предоставить свободу «в меру их политической лояльности»), однопартийность, расизм, покушение на священное право частной собственности и впадение в «цезаризм».

 

А теперь сравним эти «ошибки» с определением нацизма, данным в законопроекте о противодействии реабилитации нацизма: «тоталитарная идеология и практика ее применения гитлеровской Германией, ее союзниками и пособниками в период с 1933 по 1945 год, связанная с тоталитарными террористическими методами власти, официальной градацией всех наций по степени полноценности, пропагандой превосходства одних наций над другими, сопровождавшаяся военными преступлениями, преступлениями против человечности, геноцидом». Замечательно, что законопроект выделяет именно указанные Ильиным «ошибки» нацизма, обходя полным молчанием его экономическую и социально-классовую сущность. Стало быть, возможен (а согласно Ильину, и необходим) фашизм религиозный, авторитарный, многопартийный, толерантный к инакомыслию (в меру его лояльности режиму), свято блюдущий частную собственность и избегающий культа личности… Суть все равно останется: диктатура наиболее реакционных элементов финансового капитала.

 

Таков любимый мыслитель Путина, который с полным на то основанием может быть назван духовным отцом и теоретиком неофашизма – так сказать, «фашизма с человеческим лицом». А что касается его наименования, то варианты найдутся. Чай, есть люди не глупее франко и салазаров. Правда, остается открытым один вопрос: не пора ли включить сочинения Ильина в список экстремистской литературы и наказывать за их пропаганду как за экстремизм, фальсификацию истории и реабилитацию нацизма?»

 

А теперь внимание – главное. Иван Ильин находится в числе главных мыслительных авторитетов не только Владимира Путина, но и доктора философских наук председателя ЦК КПРФ Геннадия Андреевича Зюганова. Только две цитаты: «Среди религиозных мыслителей наибольшее влияние на меня оказали Иван Ильин и петербургский митрополит Иоанн» (Святая Русь и кащеево царство. М., 2003, с.75); «Я не раз обращался к философскому наследию И.А. Ильина, внесшего свой весьма ощутимый вклад в разработку идеологии российского государственного патриотизма» (Россия - Родина моя... М., 1996, с. 397).

 

В связи с вышеизложенным возникают вопросы. Первый - а не обращался ли Геннадий Андреевич к философскому наследию Ильина в тот момент, когда осмысливал грядущее «Ленинградское дело в КПРФ»? Второй вопрос – может ли человек, находящийся под влиянием идей фашистского идеолога и открыто признающийся в этом, быть лидером Коммунистической партии? Знали ли мы раньше, кто такой Иван Ильин? Знали. Были ли мы раньше знакомы с приведенными выше цитатами Зюганова? Были. Вот только напомнить их читателям Ком-питера повода не надодилось. Статья А.К. Фролова невольно для автора нам этот повод подбросила. И как-то сразу стало легче на душе, все встало на свои места. В КПРФ не конфликт между коммунистами, по разному понимающими те или иные аспекты теории. В КПРФ конфликт между теми, кто находится (осознанно или неосознанно) под влиянием идей Ильина, и теми, кому эти идеи до тошноты противны.

 

Редакция Com-piter

 

Материалы по теме:

 

А. Фролов, «Убогий антифашизм»

 

Комментарии читателей